ХАРЬКОВСКАЯ ОБЛАСТНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ ВСЕУКРАИНСКОЙ ОБЩЕСТВЕННОЙ ОРГАНИЗАЦИИ ИНВАЛИДОВ “СОЮЗ ЧЕРНОБЫЛЬ УКРАИНЫ”Харьковская общественная организация «Чернобылец Харьковщины»

26 апреля 1986 года

На четвёртом энергоблоке Чернобыльской АЭС произошла авария, ставшая крупнейшей катастрофой в истории атомной энергетики...

Последствия

Уже прошло 32 года,со дня аварии на ЧАЭС, но до сих пор мы видим её последствия...

На Харьковщине

По состоянию на 01.07.2018 года - 20 980 пострадавших от последствий аварии на ЧАЭС

10 740 ликвидаторов

Участников ликвидации последствий аварии на ЧАЭС 10 740, в т.ч. инвалидов 5380 чел.

5 364 потерпевших

Потерпевших от Чернобыльской катастрофы 5364, в т.ч. 934 инвалида

192 человека

192 участников других ядерных испытаний, в т.ч. 56 инвалидов

1 833 вдов

1833 вдовы, умерших чернобыльцев, смерть которых связана с последствиями аварии на ЧАЭС

2 851 детей

Пострадало 2851 детей, в т.ч. 12 из них инвалид

Помним, скорбим

С 1986 года на Харьковщине умерло более 10 тысяч человек...

Люди живут в клетке: что на самом деле творится в Чернобыле

Опубликовано: 6 Июль, 2019

КПП "Дитятки", очередь туристовПосле выхода сериала «Чернобыль», количество туристов, желающих попасть в зону отчуждения, увеличилось на треть. И большую часть составляют иностранцы. Каждое утро на КПП «Дитятки» выстраиваются очереди из микроавтобусов и машин. В среднем в день в Чернобыль заезжает 500 человек, а в выходные – до полутора тысячи.

Но экскурсоводы и работники зоны никогда не покажут настоящую жизнь зоны отчуждения. И не расскажут, что на самом деле тут живет намного больше людей, не желающих оставлять родной дом и перебираться на «большую землю».

Они живут в городе Чернобыль не на правах «самоселов», а нелегально.Они не могут выйти за КПП даже на голосование, не могут съездить в больницу или аптеку, не могут купить продукты. Потому что назад их просто не пустят.

В тоже время в запрещенной зоне процветает нелегальная охота даже с вертолетов, а чернобыльскую рыбу вылавливают из Припяти сотнями килограмм и беспрепятственно провозят через КПП. На берегу реки представители правоохранительных структур обустроили зоны отдыха с шашлыками, банями и пляжными зонами. Подробнее о том, как живет зона – в материале OBOZREVATEL.

Правила жизни зоны

Чтобы попасть в зону отчуждения и поговорить с людьми, которые живут тут можно сказать нелегально, пришлось ждать разрешения от Государственного агентства зоны отчуждения (ДАЗВ) 10 дней.

На КПП «Дитятки» один из полицейских начальников недобро расспрашивал, что интересует меня тут, с кем буду встречаться. Да и пока беседовали с жителями Чернобыля у церкви, к нашей машине несколько раз подъезжали полицейские и поглядывали, с кем же мы тут общаемся.

Вообще зона отчуждения – это государство в государстве. Тут не действуют законы, тут работают только свои правила.

Сам Чернобыль производит впечатление милого провинциального городка. В центре нормальные дороги, даже разметка есть, прибранные газоны. Только на улицах никого нет.

Но сделаешь шаг влево или вправо – попадаешь в заросли, сквозь которые видны давно оставленные дома, часть из которых обвалилась. Крепко стоят только те здания, в которых до сих пор живут люди. Есть целые обжитые улицы, там стоят автомобили, слышно кудахтанье кур, из-за забора выглядывают огромные георгины.

И вторая часть местных жителей, многие из которых тут родились, выросли, работали, потом вышли на пенсию. Но администрация зоны отчуждения не признает их своими. Они тени, фантомы, у которых нет абсолютно никаких прав, а главное – нет заветного пропуска.

Пропуск – это такая бумажка, которая позволяет людям выходить за шлагбаум на КПП «Дитятки». А значит, они могут ездить в магазин за продуктами, в аптеку, к врачу или навещать своих родственников. Да и близкие тоже могут приезжать к ним в гости, хоть и не надолго. У других такого права нет, они вынуждены жить в периметре зоны.

«Я обратился в ДАЗВ, просил дать пропуск, чтобы съездить в больницу и сдать анализы. Мне сказали – можешь ехать, но назад дороги нет. Я даже на выборы президента в Иванково не смог выехать – назад не пустят», – рассказывает местный житель Леонид Струк.

Позже он оформил пенсию и ушел по сокращению штата. Но только жить спокойно в Чернобыле ему не дают.

Дозиметр и спецодежда для монашек

70-летняя Надежда начинает плакать, когда речь заходит о жизни в Чернобыле.

«Это наша родина, я тут хочу жить, сколько бы мне не осталось. Тут у меня огород, земля моя. Домашних животных держать я не могу, потому что мы с мужем часто болеем, а чтобы лечиться, приходится уезжать за зону в Киев. Мы там прописаны на 12 этаже, но в квартире никто не живет. Не могу я в свои 70 лет там жить. Да и на мою пенсию в 1800 гривен в столице не выживешь. А в ДАЗВ говорят, что нечего нам тут делать, есть квартира в Киеве – вот и живите там. А меня сюда тянет, это моя родина», – плачет женщина.

Местные такие правила поднимают на смех, говорят, трудно представить, чтобы наши чернобыльские монашки или батюшка на службу в спецодежде и с дозиметрами ходили. У церкви в Чернобыле прихожан очень мало, и денег на покупку этих вещей просто нет.

Скорая без проверки не приедет

Людмила Ивановна родом из Чернобыля. Вспоминает, что во время аварии она с маленькими детьми была эвакуирована, а муж, Сергей, остался, потому что работал на четвертом блоке.

В Чернобыле большие проблемы с медицинской помощью. Разумеется, тут нет аптек, больниц. Но есть пункт скорой помощи. Правда, чтобы врач приехал к вам, нужно час-полтора. Потому что после вызова, пациента должны проверить действительно ли он имеет право тут жить, и только потом получить разрешение на выезд.

Магазин с высокими ценами и наливайки

Из инфраструктуры в Чернобыле есть магазин, где цены на продукты выше киевских.

«До того как начались репрессии в отношении нас, мы могли хотя бы на маршрутке в Иванково съездить и за продуктами, и за лекарствами. Правда, 50 грн в одну сторону и столько же назад. Пока доедешь, побегаешь по аптекам и магазинам, маршрутка может уехать, тогда жди следующую. Сейчас и этого не можем себе позволить», – вздыхает Ольга.

Зато в Чернобыле есть кафе-наливайки, рестораны, где продают спиртное. В них часто заседают местные полицейские, сотрудники СБУ, прокуратуры. К ним же могут присоединиться и рабочие с ЧАЭС. И к вечеру тихий городок оживает.

Местные рассказывают, что в закрытой зоне жаловаться на кого-то нет смысла. Любое письмо кому бы то ни было, все равно спускается сюда же, в местную администрацию. И тогда у жалобщика могут быть неприятности. Например, полицейский имеет право проверять пропуск жителей. А может его и отобрать у вас, а вернуть уже за магарыч.

«На этого «суперкопа» уже жаловались, но все ему сходит с рук», – рассказывают местные жители.

Еще один камень преткновения между местными и стражами порядка – река. В принципе купаться тут запрещено из-за мер безопасности. Но это правило обычно не распространяется на правоохранителей.

Вдоль всей реки тут раскинуты места отдыха и пикников с мангалами, верандами, даже банями. В камышах сделаны так называемые «закладки» – металлические опоры, по которым можно пробраться к воде и искупаться. Все такие вип-зоны отдыха закреплены за ведомствами – это, говорят, беседка прокурорских, эта СБУ, а то вроде баня полицейских. Они тут жарят мясо, ловят рыбу, что тоже запрещено, и купаются.

Рыбу добывают в промышленных масштабах

То, что в зоне отчуждения рыбу добывают уже в промышленных масштабах, подтверждает и глава Ассоциации рыболовов Украины Александр Чистяков.

«Действительно, в Чернобыльской зоне рыбу ловят уже тоннами. Например, не так давно задержали таких браконьеров с 800 кг рыбы, затем 980 кг, это же почти тонна. Мы задерживали браконьера, который наловил 480 кг, он ее травил газом. Потом эта погибшая рыбы плыла по Припяти белым пятном. Все это попадает на прилавки Киева и области», – говорит Чистяков.

По словам мужчины, без ведома охраны зоны отчуждения проникнуть сюда и выйти назад – невозможно.

Кстати, в марте этого года СБУ задержала руководителя одного из полицейских подразделений зоны ЧАЭС, который наладил беспрепятственный вывоз из зоны отчуждения рыбы. Помогали ему в этом полицейские батальона по охране зоны радиоактивного загрязнения. По оценкам СБУ, ежедневный доход этой группы составлял 150 тысяч гривен.

В чернобыльской зоне происходят и вип-охоты, когда стрелять в животных сюда прилетают даже на вертолетах. Благо, за 30 лет отчуждения тут развелись медведи, волки, лисы, кабаны, есть краснокнижные рыси, лоси и полно оленей. Местные рассказывают, что часто слышат выстрелы, а над лесом кружат вертолеты.

Не смотря на все это, чиновники из Госагентства по управлению зоной отчуждения непреклонны. В своем ответе OBOZREVATEL они все также утверждают, что жить в зоне могут только самоселы, зарегистрированные в 1991 году. Остальным там, по их мнению, не место. И выдавать пропуска людям для поездки в магазины, к врачам или в аптеку они не собираются.

Правда, признают, что в списках самоселов присутствует человек по фамилии Лобанов. По информации местных жителей, это полицейский, который стоял на КПП, потом уволился, захватил тут дом и живет. Для него почему-то сделано исключение.

Источник:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *



Создание сайтов в Харькове
cоздание сайтов в Харькове — IT-агентство Rubika.